Вы не зарегистрированы на нашем сайте. Зарегистрироваться
Логин: Пароль:
 

Салюки

Салюки — это собака, еще шесть тысяч лет назад нарисованная на персидских плошках; салюки — это мумия, похороненная неподалеку от мумии охотившегося когда-то вместе с ней фараона. Салюки когда-то возникла где-то на Ближнем Востоке — свое имя эта порода получила в честь некогда существовавшего в Аравии города Салюка. В районе своей исторической родины салюк можно встретить до сих пор — местные аристократы точно так же, как и тысячи лет назад, охотятся с ними на лис, зайцев или газелей. Салюки способна развить скорость около пятидесяти километров в час, однако долго такую скорость ни одно живое существо выдержать не в состоянии. Поэтому, чтобы не переутомлять драгоценных собак, охотники сажали их вместе с собой в седло. А потом, при виде дичи, салюки буквально выбрасывалась со спины скачущей лошади и пускалась за добычей.

В Европу первые персидские борзые начали проникать вместе с народом, возвращавшимся из крестовых походов. Что до нашей с вами родины, то салюки-другая забредала сюда еще в царские времена, однако о широком распространении этой породы в наших краях говорить тогда не приходилось. Впрочем, об этом не приходится говорить и сейчас; да, в конце девяностых к нам из Норвегии прибыла первая официальная салюки, однако и сегодня собак этой породы в Москве всего-то около шести десятков. У салюки есть две разновидности — короткошерстная и длинношерстная, и большинство российских борзых имеет длинную шерсть. Что до короткошерстных, то их на наш город все еще не больше десятка, так что салюки в России — одна их самых редких и экзотических пород. Поэтому на улице их узнают редко — многие наивно считают ее кем-то вроде афгана-недомерка (на первый взгляд салюки и правда немного смахивает на афганскую борзую, только уменьшенную до размеров сеттера).

Хотя поголовье салюки в нашей стране и невелико, зато собаки у нас получились хорошие: на недавно проходившем в Финляндии чемпионате Европы по собачьим бегам наши салюки обскакали всех прочих евроборзых и заняли первое место. Словом, салюки бегают быстро и охотно — и именно с этим и связана единственная небольшая проблема этих в остальном совершенно безупречных собак. Их охотничий инстинкт не притуплен, они азартны и любопытны, они все замечают и всем интересуются — увидев ворону, они мчатся за вороной, увидев уносимый ветром пакетик, они сломя голову несутся за пакетиком... И в эти минуты даже самая послушная и вежливая салюки просто не слышит воплей хозяина, призывающего ее немедленно вернуться. Печальная статистика: только 40 процентов салюки доживают до естественного завершения своей жизни, которое должно было бы наступить в возрасте 13-15 лет, остальные 60 процентов гибнут под колесами машин или от других несчастных случаев. Поэтому правильные хозяева салюки в городе с поводка не спускают (а если спускают, то только в таких местах, которые надежно огорожены). Словом, эта порода подходит не каждому — как говорят сами заводчики, они бы не стали продавать салюки жителю Тверской улицы, если только этот житель не даст страшную клятву минимум трижды в неделю вывозить свою собаку куда-нибудь на волю.

Есть на свете такие люди, которые считают всех борзых собаками глупыми — мол, в такой узкой и длинной голове места для мозгов маловато. На самом деле борзые не такие дураки; а что до салюки, то она и вовсе Спиноза не только среди борзых, но и во всем собачьем мире.

Умная салюки вообще часто имеет свое мнение насчет всего на свете, поэтому собаки этой породы могут показаться плохо поддающимися дрессировке. На самом деле салюки при желании может научиться буквально чему угодно, но постигать собачьи премудрости она будет за некие материальные стимулы типа вкусного кусочка, а вовсе не из-за овчарочьего желания угодить хозяину. Слегка надменная и несколько отстраненная, салюки не считает себя слугой. Она не пристает к человеку с тем, чтобы тот ее гладил, целовал или кидал ей мячик,— салюки ненавязчивы и неназойливы, и дома они готовы целый день спать, сбрасывая излишки энергии во время прогулок, каковые непременно должны быть довольно долгими, не меньше двух часов в день. Ну а если на улице дождь — что же, салюки разок готова смириться и с несколько укороченным променадом. Однако при всей своей внешней сдержанности и отстраненности салюки плохо переносят одиночество — ведь на самом деле они любят своих хозяев настолько, что если по тем или иным причинам собака переходит из рук в руки, то к таким переменам ей привыкнуть очень тяжело. Сменившая хозяина персидская борзая впадает в глубокую и долгую тоску, часто перестает есть и чахнет прямо на глазах — в этом спокойном, самостоятельном и гордом существе довольно сложно было бы предположить наличие столь глубоких и горячих чувств, и тем не менее они там есть.

Салюки — это не та собака, которую надо покупать для маленького ребенка: человеческая мелюзга для этой надменной красотки — не авторитет, так что слушаться ребенка она, скорее всего, не станет. Кусать ребенка салюки не будет — агрессии к людям, а тем более к маленьким, в этой породе нет, однако и пиетета перед тискающим ее малышом салюки тоже не испытывает: надоевшего ребенка она вполне может отпихнуть, а если он не отпихивается, то и порычать на него можно. Впрочем, на самом деле это дети представляют для салюки опасность — ребенок может случайно причинить собаке боль, а боль они переносят очень плохо. Такая повышенная чувствительность к боли культивировалась в салюки специально — иначе чрезмерно увлекшаяся охотой собака могла вообще не заметить, что поранилась, и продолжала бы бежать, невзирая на травмы.

С другими живущими в доме собаками, а также с кошками салюки живет мирно и в дружбе, а вот птички, мышки, белочки и кролики могут рассматриваться ею как дичь, так что лучше бы было не сводить под одной крышей увлеченного охотника и зверюшек, похожих на его добычу.

Охранник из салюки неважный — не ее это дело. Да и вообще, в бой эта собака, как правило, не рвется, да и зачем драться тому, кто всегда может убежать? Впрочем, если бежать салюки некуда и обстоятельства заставляют ее драться, то она вполне может дать отпор любому. Да, выглядят салюки довольно хрупкими, но внешность их обманчива: в этой длинной пасти много превосходных зубов, а если бы салюки не были бы очень сильными, они не могли бы бегать со скоростью ветра. Между прочим, рывок салюки, вдруг решившей кого-то попреследовать, выдержит далеко не каждый человек. То есть кто-то сильный и спортивный, конечно, выдержит, а вот ребенок или человек пожилой вполне может собаку и упустить. (А чем это может кончиться? Попаданием вашей стройной, темноглазой, вислоухой красотки в те несчастные 60 процентов, которые гибнут от несчастных случаев.)

Ну а с дружелюбными встреченными на улице собаками салюки очень любит поиграть, впрочем, довольно быстро обнаруживается, что за ней никто не может угнаться, так что игра вскоре теряет смысл. Поэтому заводчики советуют заводить сразу двух салюки: как собаки сворные, они очень высоко ценят общество себе подобных.

Юные салюки ($600-1500) примерно раза в два энергичнее и предприимчивее щенков прочих пород, поэтому оставлять их в одиночестве на свободе заводчики не советуют. А советуют они на время отсутствия людей сажать щенка салюки в клетку — конечно, в большую: по их словам, щеночек не считает себя несчастным существом, безвинно посаженным в тюрьму; клетка для него — это его домик. А оставленный в одиночестве и на свободе юный салюки, с детства обремененный излишним умом, не ограничится съеданием проводов и тапочек — он легко сообразит, как открыть шкаф и вытащить из него все кастрюли, или допрыгнет до полки и как следует почитает стоявшие на ней книжки. Впрочем, взрослая салюки, надолго оставшаяся одна, тоже может расстроиться и начать громить дом — салюки хоть и не приставучие, однако общество им необходимо.



Генетически крепкие, особых проблем они своим владельцам не доставляют. Разве что зимой эти южане могут замерзнуть, так что дело человека — обеспечить свою салюки красивой попонкой или комбинезоном. Уход за ними минимален; к тому же их шерсть совсем не пахнет псиной, да и вообще, салюки отличаются маниакальной аккуратностью. Они все время себя вылизывают, они не разбрасывают еду, не разливают воду и вообще ведут себя чрезвычайно аристократическим образом.

Говорят, некоторые арабские народы считали салюки существом настолько волшебным, что делать ее объектом купли-продажи было совершенно непозволительно: салюки можно было только дарить, да и то лишь особо уважаемому человеку. Сейчас все, конечно, несколько проще, хотя о том, подходит ли эта собака именно вам, надо хорошенько подумать. Тем более что отказаться от этой собаки и отдать ее в хорошие руки значит нанести этому великолепному животному незаживающую душевную рану...